На старой Коплиской дороге

Эстонское слово koppel или kopli означает «загон». В середине ХIХ века на пустынный полуостров с таким названием вела одна из трех дорог, начинавшихся от Монастырских ворот. Со временем это наименование — Kopli получила и сама дорога. Когда-то по ней перегоняли городской скот на выпасы, до начала ХХ века жители Ревеля (Таллинна) направлялись, чтобы отдохнуть на природе. В июне I9I2 года одна из газет в статье о начале строительства Русско-Балтийского судостроительного завода писала: «Те, кто не читает газет, будут немало удивлены, когда, отправившись в один прекрасный день в Копли, чтобы подышать свежим воздухом и полюбоваться природой, услышат в лесной чаще стук топоров. Там, где на лесной опушке некогда плясали и веселились на зеленой травке по воскресеньям горожане, трудятся сотни рабочих…». К началу прошлого века на улице Копли и ее окрестностях уже были промышленные предприятия, железнодорожная сортировочная станция, пассажирский вокзал, военные городки, хотя на полуострове, как видно из этой статьи, еще были леса и зеленые поляны.

Telliskopli

Можно представить полуостров до начала ХIХ века, когда единственным на всем этом обширном пространстве было только кирпичное производство. Ведущую к нему дорогу и называли — Telliskopli (Кирпичный загон), начиналась она от Больших Морских ворот, шла по современным улицам Соо и Теэстузе, через земли мызы с таким же названием — Теллископли. Она находилась примерно на углу нынешних улиц Копли и Ситси. На берегу бухты Хааберсти уже в ХIV веке существовал рыбацкий поселок, а несколько поодаль дымила, возможно, первая в Ревеле печь по обжигу кирпича. Самое старое упоминание о ней относится к 1365 году. Именно на этом старейшем предприятии обжигали в начале ХVIII века кирпичи для строительства Екатерининского дворца в Кадриорге.

И все-таки направление современной улицы Копли связано не с кирпичным заводом. 28 декабря 1772 года Екатерина II утвердила указ Правительственного сената, запрещавший захоронение в церквах и ближе чем за 300 саженей (640 м) от них и жилых домов. В связи с этим в 1774 году на полуострове Копли было заложено новое городское кладбище. Проложенная к нему дорога и стала основой будущей улицы Копли. Кладбище в треугольнике между современными улицами Пелгуранна, Сирби и Копли просуществовало до 1951 года, и старожилы помнят ряды красивых склепов и памятников на могилах с именами людей, оставивших след в истории.

Когда кладбище ликвидировали, то на Метсакальмисту перенесли только три могилы: писателя Эдуарда Борнхеэ, композитора Константина Тюрнпу и актрисы Нетти Пинна. Даже по моим воспоминаниям, черта между оставленными для истории именами и преданными забвению проведена без уважения к наследию прошлого.. Вот только два имени.

Елизавета Гертруда Мара — знаменитая оперная певица и пианистка ХVIII века, блиставшая на сценах Берлина, Вены, Турина, Лондона и Москвы, а с 1912 года и до своей кончины она жила в Ревеле, преподавала пение, игру на фортепиано и скрипке. Здесь она и была похоронена на Коплиском кладбище.

Стоял на этом кладбище памятник на могиле адмирала русского флота Логина Гейдена, военного губернатора Ревеля, а до этого участника многих морских сражений, в том числе и знаменитого Наваринского (1827 год). Он командовал русской эскадрой в составе союзного флота трех держав — Англии, Франции и России. В ходе этого сражения был полностью уничтожен турецкий флот. Неужели герой Наварина не достоин памяти?

На месте кладбища в пятидесятые годы ХХ века был разбит парк, который народ долго называл парком живых и мертвых.

Estel и другие

В конце ХIХ — начале ХХ веков на улице Копли и ее окрестностях было основано несколько крупных промышленных предприятий и жилых районов для работников новых заводов и фабрик.

В 1870 году были созданы Главные железнодорожные мастерские, реорганизованные в 1968 году в электротехническое предприятие, выпускавшее электрооборудование для железнодорожного транспорта. Несмотря ни на что, оно действует и сегодня. На базе некогда крупного завода с большим количеством рабочих возникла фирма Estel, специалисты которой разрабатывают и производят высокотехнологичную продукцию. Изделия этого таллиннского предприятия поставляются во многие государства мира, в том числе в высокоразвитые страны Европы.

Нарвский предприниматель Франц Круль в 1875 году перевел в Ревель свою медницкую мастерскую. Здесь она превратилась в крупное машиностроительное предприятие, цеха которого выросли на Коплиской дороге. Если в последней четверти ХIХ века там производили необходимые для хозяйственной жизни Эстонии металлические изделия, то в первой половине прошлого столетия на заводе выпускали паровые котлы, холодильное оборудование, конструкции для добычи и переработки сланца, даже паровозы. В послевоенные годы Таллиннский машиностроительный завод выпускал аппараты воздушного охлаждения для газовой отрасли, оборудование для нефтяной и химической промышленности всего Советского Союза, в номенклатуре предприятия были калориферы, отопительные приборы, ребристые трубы, металлоконструкции, стальное литье.

В 90-е годы прошлого столетия, потеряв заказы химической промышленности России и других стран бывшего Союза, завод переживал нелегкие времена, но продолжал работать, выполняя местные заказы. В первые годы нового столетия предприятие было на грани банкротства. Недавно его приобрел новый владелец, который восстановил связи со старыми заказчиками, и завод возобновляет производство.

В самом конце ХIХ века было основано акционерное общество «Балтийская бумагопрядильная и ткацкая мануфактура». В I899 году на улице Копли началось строительство корпусов предприятия, и перед Первой мировой войной мануфактура стала одним из крупнейших производств города, в цехах которого трудилось около двух тысяч человек. Прекращение после I9I8 года связей с российским рынком привело к сокращению производства и уменьшению численности работников. В 40-90-е годы предприятие восстановило и расширило количество выпускаемой продукции. И хотя в последнее время в цехах Балтийской мануфактуры трудится значительно меньше работников, предприятие по-прежнему выпускает хлопчатобумажные ткани.

У созданных на полуострове Копли перед Первой мировой войны судостроительных заводов разные судьбы. Бывший крупнейший в Прибалтике Русско-Балтийский, пережив в 20-30-е годы полный застой и разруху, после последней войны превратился в судоремонтное предприятие, а в конце ХХ века — в крупнейший концерн, в состав которого вошло несколько судостроительных и судоремонтных предприятий Эстонии и Литвы, на стапелях которых ремонтируют и строят суда.

По-другому сложилась судьба судостроительного завода Беккера, со стапелей которого в I9I3 году сошли первые военные корабли. В 20-е годы прошлого столетия он прекратил свое существование, и в его опустевших цехах разместились фабрика резинотехнических изделий «Пыхьяла» и стекольный завод Лорупа (будущий «Тарбеклаас»). В последние годы оба предприятия обанкротились и прекратили свое существование.

На Коплиских линиях

В 1915 году в Копли проживало I5 тысяч человек, в основном рабочие судостроительных заводов, Балтийской мануфактуры, железной дороги и других предприятий. Здесь были поселки из однотипных деревянных домов, самый крупный из которых вырос поблизости от Русско-Балтийского завода на берегу залива Paljassaare. Выстроенные рядами двухэтажные, похожие на бараки деревянные дома образовали своеобразный микрорайон, названный линиями. За без малого столетие дома порядком обветшали. Некоторые из них приводят в порядок, но в целом их «линии» вряд ли украшают улицу Копли. А место и воздух на берегу залива чудесные. Было немало проектов застройки района современными зданиями, но… Второй рабочий поселок вырос в районе улицы Ситси (Ситцевой). Здесь в начале ХХ века построили дома для рабочих и похожие на особняки дома для администрации Балтийской мануфактуры.

За 232 года своего существования улица Копли не сложилась как единое целое и по-прежнему состоит из кварталов старых деревянных и отдельных каменных зданий послевоенной застройки, да двух-трех приличных жилых домов, возведенных в последние годы. Все это вперемежку с заборами и корпусами промышленных зон.

Улица Копли ждет своего часа.

Лев Лившиц,

газета «Молодежь Эстонии»

14.03.2006

Оставьте отзыв или комментарий