Памятник «эмигрантскому Копли»

В среду, 17 ноября 2010 года, своё семидесятипятилетие отмечает коплиская Никольская церковь – самый «молодой» из ныне действующих и один из самых своеобразных православных храмов Таллина.

Рождество 1934 года запомнилась жителям таллинского района Копли надолго. Тишина утра второго дня праздника была разорвана воем пожарных сирен. Густые клубы дыма поднимались к морозному небу.

Горели помещения торгового кооператива Omandus. А вместе с ними – разместившийся в том же здании склад товаров общества Oma abi, Коплиский народный доми православная церковь святого Николая.

Задымление на месте трагедии оказалось столь плотным, что участники местного пожарного общества решили дождаться помощи профессиональных коллег, имеющих в своем распоряжении противогазы.

Тем не менее, несколько прихожан пробрались в горящее здание и успели вынести из охваченной огнем церкви наиболее ценную утварь – иконы, ризы, плащаницу. Ущерб, причиненный приходу, составил свыше 10 000 крон.

Заводской приход

Соседство церкви под одной крышей со складами, магазинами и учреждениями культпросвета может показаться удивительным только на первый взгляд. На деле же оно было обусловлено самой историей возникновения в Копли православного прихода.

Он стал складываться в начале второго десятилетия ХХ века, когда коплиские земли, с незапамятных времен служившие ревельским обывателям пастбищами и покосами, начали стремительно застраиваться корпусами заводов и фабрик.

Для обеспечения новых предприятий рабочей силой внутренних демографических ресурсов Эстляндской губернии не хватало. Не хватало в окрестностях Ревеля и мастеров – специалистов, способных незамедлительно приступить к работе на судостроительных верфях.

Руководство Русско-балтийского завода и акционерного общества «Ноблесснер» активно вербовала работников во внутренних губерниях Империи. Именно они стали основой прихода святителя Николая, который был основан при Русско-балтийском заводе 30 августа 1913 года.

Пища духовная

Собственных помещений у прихода не была и потому, во временное пользование ему для богослужений была отведена часть заводской столовой, располагавшейся в длинном, похожем на производственный ангар здании.

Такое соседство, между прочим, благотворно сказалась на работе самой столовой: употреблять принесенные с собой спиртные напитки под одной крышей с иконостасом заводское начальство запретило. Тем более была запрещена их продажа на месте: как результат, количество вспыхивающих во время обеденных перерывов ссор резко сократилось.

От собственно помещения для приема пищи церковное пространство отделяла фанерная ширма, которую во время праздников раздвигали. Таким образом, церковь могла вместить более тысячи прихожан, часть из которых составляли не только работники Русско-балтийского завода, но и других окрестных предприятий.

Неблагоприятное для России развитие событий на фронтах Первой мировой войны привело к тому, что уже во второй половине 1917 года встал вопрос об эвакуации из Ревеля судостроительных предприятий. Спустя год Копли опустело – как оказалось ненадолго: вскоре место эвакуированных из Эстонии рабочих заняли беженцы из охваченного революцией Петрограда.

Хотя судостроительным предприятиям Копли в молодой Эстонской Республике возродиться в былом объеме было не суждено, долгие годы приход св. Николая числился «заводским». Лишь в феврале 1926-го он был зарегистрирован в качестве отдельной церковной единицы. Впрочем, ютился приход по-прежнему в бывшей столовой, которая в начале 1928 года была перестроена под Коплиский народный дом, сгоревший шестью годами позже.

Пожарное «наследство»

«Помещение церкви настолько пострадало, что о дальнейшем совершении там треб говорить не приходится, – печально констатировали в декабре 1934 года «Вести дня». – Предполагается просить разрешение у заводоуправления Беккера временно совершать службы в здании Самозащиты и немедленно приступить к сбору пожертвований на сооружение новой, хотя бы небольшой церкви».

Пасхальное богослужение 1934 года Николаевский приход действительно совершал в помещениях коплиской дружины «Кайтселийта». А архитектор Александр Владовский уже работал над чертежами будущего церковного здания. В июле 1935-го задуманное им на бумаге стало воплощаться в реальности.

Средств у прихода более чем не богатых жителей Копли хронически не хватало. Потому было решено строить не новое здание, а перестроить какую-либо уже имеющуюся в районе постройку. По иронии судьбы таковой стало бывшее депо Коплиского добровольного пожарного общества по адресу улица Трейали, 6.

В краеведческой литературе нет-нет, да и мелькнет упоминание о том, что нынешняя Никольская церковь в Копли – бывшее пожарное депо. Однако сравнение его былых фотографий со снимками и чертежами ныне существующего здания эту версию подтверждают едва ли – от предшествующего здания использовать удалось не более двух несущих стен.

Приветливый и желанный

Освящение новой коплиской церкви Святителя Николая состоялось 17 ноября 1935 года. Приветственные телеграммы по этому поводу прислали не только православные приходы Эстонии, но и глава столичного самоуправления И. Соотс.

Торжества начались в половине девятого утра водосвятием, совершенного настоятелем храма отцом Дионисием. Следом за ним митрополит Александр освятил церковный престол и сам храм, после чего вокруг церкви был совершен Крестный ход.

«Митрополит произнес слово, в котором сообщил историю пожара старого храма и постройки нового, указав на значение этого события для местного населения, – рассказывали «Вести дня». – Затем владыка передал нескольким лицам, особенно потрудившимся при постройки храма, пожалованные синодом ордена Платона III степени и благодарственные грамоты».

Благодарность всем, оказавшим помощь церковному строительству выразило и единственное русское издание тогдашнего Таллинна. «К чести приходского совета нужно отнести то обстоятельство, что с крайне небольшими средствами создан приветливый и давно желанный в Копли храм», – писали 14 ноября 1935 года «Вести дня».

Воспоминание о модерне

С характеристикой, данной газетным репортером три четверти века назад, поспорить сложно. Да и незачем – можно лишь уточнить, что под «приветливостью» можно понимать и соразмерность церковного здания, и его удивительную гармонию с окружающей застройкой.

Это, действительно, примечательно: коплиская церковь святого Николая мало похожа на православные храмы, которые предпочитали возводить на чужбине беженцы из революционной России. Облик ее следует не столько канонам псевдорусского стиля конца XIX столетия, сколько выражает дух архитектуры деревянного модерна.

Не секрет, что к середине тридцатых годов модерн или югенд считались в европейской архитектуре «давним» анахронизмом: стиль этот однозначно сдал позиции функционализму и конструктивизму. Не секрет, что диктат «функциональной» архитектуры вызывал у Владовского плохо скрываемое раздражение.

И хотя к моменту начала работы над проектом коплиского храма зодчий смирился с вкусами современной архитектуры, церковь святого Николая, возможно, была для него замечательным поводом вернуться к той архитектурной манере, которая была ему особенно мила и дорога.

Можно предположить, что избранный Владовским стиль храма был ценен для прихожан церкви еще и тем, что в нем был запечатлен архитектурный облик «Серебряного века» русской культуры – периода, безжалостно прерванного революцией 1917 года, заставившей бывших петроградских жителей сняться с насиженных мест и стать обитателями таллинской рабочей окраины.

* * *

Коплиские старожилы вспоминают, что церковь святого Николая на улице Трейали первоначально воспринималась как временная: в будущем приход не исключал возможности накопить необходимую сумму и отстроить здание в камне.

Этого, как известно, не произошло. Изящная церквушка неподалеку от конечной остановки трамваев коплиского направления сохранила свой изначальный облик – тот, который был придан ей Александром Владовским три четверти века тому назад.

За прошедшие семьдесят пять лет Никольская церковь в Копли стала не только последним, пожалуй, памятником архитектуры модерна в Таллинне. Но и памятником своим прихожанам – российским эмигрантам в довоенной Эстонии.

Йосеф Кац,

stolitsa.ee

Оставьте отзыв или комментарий